mocker_bat(bum) (mocker_bat) wrote,
mocker_bat(bum)
mocker_bat

Как мы рожали.

Посмотрела тетя доктор на жену и говорит - пора мол, нечего тянуть. А то, если будешь тянуть, то можешь родить завтра. А завтра вторник и значит у докторов выходной.
И пошли мы солнцем палимы.
Пришли, значится. Открыла тетя-регистратор свой компьютер, нашла папку и оставила нас подождать, пока комнатенку в порядок приведут.
Сидим, ждем. То есть, жена сидит, а я стою.
А у них там, в больнице, жарко очень. Может и не во всей больнице, а только в этой комнате. Я даже точно уверен, что не во всей больнице. Потому что, когда нас привели в родовую, то там было очень даже холодно. И жена просила меня узнать, как сделать потеплее. Я нашел панель управления кондиционером, но она была чуток поломана и я никак не мог разобраться.
Потом спросили у сестры, ее звали кажется Стефани, хотя имя ее совершенно не важно. Это понятно не моя сестра, а медицинская сестра. Она и показала. И правильно показала. Когда я сделал, как она показала, то очень быстро стало тепло. Стало даже жарко. И мне потом еще пришлось несколько раз подправлять, чтобы было не так жарко.
А в той комнате, в которой нас просили поначалу подождать, где всех регистрируют (не всех кончено, а тех кто пришел рожать только. Ну может не только рожать, но в это отделение вобщем). Так вот, в это комнате было очень жарко. Я даже вспотел. И сильно вспотел. Но не только, а у меня еще вдруг пошла кровь из носа. У меня такое бывает. Очень редко, в последнее время, но бывает. Раньше бывало чаще. Особенно плохо было в СССР, когда я начал есть только кошер. А кошера не было. Поэтому я ничего почти и не ел. Я не сразу конечно стал есть только кошер. Сначала я перестал есть свиное жаркое со сметаной. Потом еще что-то. Ну и втянулся. Так вот, тогда мне уже есть стало почти нечего, одни только овощи и фрукты. А фруктов и овощей в те времена в нашем городе в магазине почти не было, вот я почти и не ел. Мы кончено покупали продукты не только в магазине. Ходили и на рынок. На рынке все было очень дорого. Но можно было покупать не толька за деньги, но и за водку. А водки у нас было много. Дело в том, что тогда ввели талоны на водку. По талонам можно было купить или 4 бутылки вина или 2 бутылки водки на человека в месяц. Вина мы почти не покупали. Его особенно и не было. Один раз я только увидел молдавской столовое розовое и купил. А больше не видел.
Поэтому покупала водку. Не выкупать было жалко. Нас было семеро. Я - студент, младшая сестра - тоже только поступила, бабушка восьмидесяти с лишним лет, мама с язвой желудка и папа с гастритом. Но талоны давали только на пятерых, потому что гастрит и язва - они не люди. Он я бы даже сказал нелюди. Потому что люди не стали бы так других мучать. То есть люди тоже всякие попадаются. Иногда совсем звери. Но им все равно талоны дают. Но для этого нужно иметь паспорт и прописку. А у язвы и гастрита ни того не другого. На пятерых можно было купить 10 бутылок водки в месяц. Это при том, что пить было некому. У нас вообще большинство знакомых и родственников тогда были непьющие. Мы когда устраивали свадьбу, то гостей собирали дома. Вынесли из одной комнаты всю мебель, поставили столы, несколько табуреток. На табуретки положили доски и получились скамейки. В комнату 40 квадратных метров поместились 43 человека. Тесновато, но все равно хорошо получилось. Так вот на свадьбу мы поставили водку из своих запасов. Зрелище было надо сказать жутковатое. Потому что к тому времени водку у нас продавали в бутылках из под портвейна. Такие были бутылки зеленого толстого стекла. Как на них посмотришь - так сразу пить страшно. Вот мы поставили 8 бутылок, а после свадьбы осталось 5 не выпито. То есть выпили только 3. Это получается 3 * 0.75 = 2.25 литра. По 52 грамма на человека. Понятно кончено, что кто-то выпил больше, а кто-то меньше. Бабушка в свои 84 года вообще не пила. Поэтому те кто пили, выпили больше чем 52 грамма. Но кто сколько я не знаю. Мне не до того было. У меня была свадьба. Но вот то, что бабушка не пила я точно помню. Потому что она уже была тогда старенькая и переставала людей даже узнавать. Она сидела только за столом и ничего не делала. А около нее сидел roizman и на нее смотрел. Он говорил, что она на его бабушку похожа. Это правда была. Они сестры были и были очень похожи. Но тетя Маня, так бабушкину сестру звали, к тому времени умерла. А бабушка после такого стресса вообще перестала знакомых узнавать. Тетя Маня была видимо последняя, с кем она разговаривала осмысленно. Очень жалко было. Они ведь очень близки были, каждый день по телефону разговаривали. А когда позвонили и сказали, что она умерла, то бабушка сначала минут 20 плакала, а потом перестала. А когда ее про сестру спрашивали, не могла понять о чем это. Забыла совсем. Как отрезало. Это видимо на сильный стресс такая реакция. Так отрубило, что даже когда мы ее повезли попрощаться, она не могла понять где она и что тут происходит. Но я отвлекся. Так вот, водку мы выкупали, она у нас скапливалась. Потом мы поняли, что можно на рынке вместо денег водкой платить. Я помню, что за бутылку водки можно было получить говяжью голень из которой получался отличный холодец. Я выбирал ногу и потом спрашивал, нельзя ли водкой расплатиться. Обычно продавец соглашался, брал бутылку, взбалтывал ее. Я сначала не мог понять зачем, а потом мне сказали, что если водка плохая, то она пенится. А раз не пенится, значит нормальная. Но даже говяжья нога купленная на рынку в Свердловске - он не кошер и я ее тоже перестал есть. Ел лаваши, потому что кто-то проверил и сказал, что они кошер. Было еще смешно - ел крекеры. Но потом мама, кажется, прочитала на пачке в числе составляющих - свиной жир и есть уже было нельзя. И к тому времени у меня очень часто кровь из носа стала идти. Потом, когда я уехал в Израиль, то там все перестало. Сейчас иногда бывает, но очень редко. Хотя я уже и в Канаде жил и сейчас в Америке. А все равно, как перестала часто кровь идти тогда в Израиле, так до сих пор и продолжается. А тут в больнице пошла. И сильно, капает, вся рубашка в крови, на полу чуть ли не лужа. Все вокруг забегали. Суетятся. А что делать. Лечить мы тебя не можем, говорят, не имеем права. Потому что если что не так, то суд. И к тому же это не специальность нашего отделения. Ну, говорю, дайте хотя бы ваты. Нет, отвечают, не можем. Нет у нас ваты. Не пользуем мы это в больнице. Что делать. Хорошо, нашлась одна сообразительная сестра, она быстренько убежала, а потом со своей сумочкой вернулась, оттуда женский тампон достала и мне протягивает. Отказываться неудобно, да и выбора особенного нет. Взял я этот тампон и в нос засунул. Хожу по больнице, из носа тампон с ниточкой торчит. Все шарахаются. И ладно бы маленький, она мне maxi размер дала. Может решила, что так лучше, а может у нее другого не было. Вот так и ходил. Хотел сфотографироваться, но жена запретила. Неприлично говорит. А потом совсем ужас начался. Я вам по секрету скажу, хотя для женщин это может и не секрет, и мужчины тоже могли бы догадаться. Но я только об этом никогда не задумывался. Так вот когда я его хотел вытащить, то это было очень больно. Потому что тампон от крови разбух. И стал очень большой. То есть та часть, котороя внутри больше, чем дырочка ноздри снаружи. Но я все равно вытащил. Не мог же я в таком виде вечно ходить. (Я когда эту историю from_london рассказал, то он очень сильно смеялся. Я даже боялся, чтобы у него не пошла кровь из носам, от смеха, потому что у меня ведь тампона с собой нету.) Ну а потом мы родили. Это было довольно быстро и нечего особенно интересного больше там не происходило. Только, когда я около новорожденного сидел, то проходящая мимо сестра, кивнув на мою заляпанную кровью рубашку, участливо спросила: "Что, рожать помогал?". И прежде, чем я успел ответить, меня успокоила. "Ты не расстраивайся, рубашку новою купишь. Главное, что ребенок здоровый и роды легко прошли." И я не стал ей возражать, потому что она была права. (А рубашку мене потом жена отстирала. У нее какое-то химическое средство для этого есть. Даже следа не осталось)
Tags: lytdybr, воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments